Метки

, , , , , , ,

В свете нынешнего снижения цен на нефть, хочу опубликовать свой анализ цен на нефть от 21 мая 2015 года. 
График цен на нефть Brent 1 month

График цен на нефть Brent 1 month

Сегодня, я все чаще слышу множество прогнозов, касающихся мирового рынка энергоносителей. Интерес к данной тематике обусловлен зависимостью экономики России от нефтяных цен. Впрочем, как и множества нефтедержав. Для меня, в первую очередь как аналитика, не вполне понятна позиция множества экономических экспертов, которые утверждают, что всё, кризис прошел, и нефть снова растет. Можно расслабиться. Увы, данная позиция базируется на подмене действительного желаемым. Последние 9 месяцев нефтяные фьючерсы это одно из моих направлений в биржевой торговле. Поэтому я решил представить читателю своё видение ситуации.

 

Давайте разбираться. Рынок нефти не просто так начало лихорадить именно в 2014 году. Множество факторов слились воедино. Но самые важные из них – выход сланцевой добычи в США на новые максимумы добычи и эффективности, а также торможение мировой экономики. Я уже описывал эффект сланцевого рычага для мировой экономики (Ссылка). Результатом его применения стало то, что США отказались от значительного объема импортной нефти, что отразилось на балансе спроса и предложения на мировом рынке. Сланцевая добыча, которая уже достаточно эффективна, изменяет саму парадигму нефтяного рынка. Это, как дополнительная детерминанта в уравнении, которое сейчас пытается решить мировой рынок. Для наглядности, возьмем рынок нефти по марке BRENT масштаб месяц.

Что мы видим?

Для меня, особенно важна, уже сформированная фигура симметричного треугольника(2008-2015г). В техническом анализе она обозначает нарастание неопределенности на рынке. Это когда трейдер не понимает, куда ему двигаться. Нужно отметить, что данная фигура, сегодня, очень хорошо отражает фундаментальное состояние рынка нефти. На данный момент, уровень заполненности нефтехранилищ в США составляет 70-80%. Такие запасы наблюдались в США в 1998 году, когда стоимость нефти составляла 14$. И их наполнение постоянно увеличивается. Многие прогнозировали, что уже во втором квартале почти все наземные нефтехранилища будут заполнены. Что подтверждается повышением стоимости аренды плавучих нефтехранилищ и танкеров в два раза.

На рынке присутствует ряд риск-факторов, способных спровоцировать резкое снижение цен:

  1. Весенние профилактические работы на НПЗ в США, в этот период до трети НПЗ прекращают свою работу, что снизит объем переработки нефти и увеличит её предложение на рынке. Начало технических работ на азиатских НПЗ во втором квартале 2015 года, что также увеличит объем предложения сырой нефти на рынках Азии.
  2. Повышение эффективности сланцевой добычи, как в области бурения, так и разработки месторождений. Сегодня, 50% компаний рентабельны при цене 40$. Производительность скважин нефтедобытчиков США выросла на 50%, следовательно, не нужно особенно акцентировать внимание на снижении количества введенных в эксплуатацию скважин. Эксперты отмечают, что компании увеличивают количество скважин в ожидании (незавершенные скважины), то есть при росте цен, мы увидим рост количества новых скважин. А ,к примеру, «компания EOG Reusorces сообщила, что сейчас у нее уходит в среднем 4,3 дня на бурение скважины на месторождении Eagle Ford против 14,2 дня в 2012 г». Скважины стоимостью в 10 млн .$ считаются дорогими. Эти факторы серьезно усложняют конкуренцию консервативных нефтедобытчиков с сланцевыми производителями нефти.
  3. Потенциальный выход на рынок поставок нефти Ирана с его 1 млн.баррелей к концу этого года и совокупным объемом добычи в 2,6 млн.баррелей в сутки.
  4. И, конечно же, не могу обойти возможность выхода на мировой рынок поставок нефти самих США. Что серьезно ударит по слабому балансу спроса и предложения на рынке нефти.
  5. Избыток нефти в мире оценивается ориентировочно в 1,3 — 2,7 млн.баррелей в сутки(точную оценку сложно дать). Суммарная добыча находится на уровне 94 млн.баррелей в сутки. К середине года коммерческие запасы нефти прогнозируются на уровне 2,83 млрд. баррелей.

Сегодня, правят балом экономики способные обеспечить экономический рост, а, следовательно, потребляющие нефть. Они определяют, сколько она будет стоить.

Обратимся к графику нефти, мы видим симметричный треугольник, который нам говорит об исключительной неопределенности. То есть мы не можем обоснованно прогнозировать повышение цен, а понижения цен нам не хотелось бы, потому что мировая экономика развивается по пути экономического роста. Необходим постоянный рост, чтобы всем жилось хорошо. И что же мы видим дальше? Цена пришла примерно к середине треугольника, это 69-70$ за баррель. И рынок не видит факторов роста. Давайте уже признаем, что конфликт в Йемене и Ливии это управляемые явления, которые необходимы для сохранения уровня цен на нефть на более или менее приемлемом уровне. Ни США, ни кому бы то ни было не выгодно обвалить цены вообще. Остановка мировой экономики для них также опасна, как и для нас. Поэтому, эти конфликты стали своего рода стероидами роста. Ведь запустив сланцевую добычу, они изменили парадигму функционирования нефтяного рынка. И теперь, процессом её изменения пытаются управлять. Хотя, лично у меня, складывается впечатление, что это слабо получается.

Давайте проанализируем, как будут развиваться события. Сейчас, нефть марки brent находится на уровне 65,30$. Конфликт в Йемене себя исчерпал, как информационный фактор. Это хорошо иллюстрируется выражением: «Если вас ударят в глаз, вы невольно вскрикните. Раз ударят, два ударят, а потом привыкните». Цены останавливаются и стараются сориентироваться, куда им двигаться. Но ориентира на рост просто нет. Один только избыток предложения на рынке вкупе с торможением мировой экономики уже несут в себе огромную угрозу краха цен. Не говоря уже о полноценном выходе на рынок двух новых крупных поставщиков нефти, которые, как я полагаю, готовы как к экономической, так и политической конкуренции. Цены могут ходить доллар-три вверх, доллар-три вниз. Но сути это не изменит.

У рынка нет объективных ориентиров для роста. А для падения их предостаточно. И что же мы в итоге получим. Фигура симметричный треугольник обычно реализуется пробоем одной из линий, образующих его. Представьте, что вас кто-то критикует. Минута, десять, полчаса. Ваше терпение лопнуло, и вы взорвались гневной речью. То же самое и здесь. Неопределенность – отсутствие прибыльной торговли и убытки, а для трейдеров это смертеподобно. Поэтому происходит прорыв в одном из направлений треугольника. Причем это почти всегда очень мощное движение. Для наглядности, вы можете увидеть реализацию треугольника на отрезке 2010-2014 гг, он выделен нижней красной границей. Именно он стал отправной точкой нынешнего спада цен. Как вы считаете, куда двинутся трейдеры, у которых есть масса негативных факторов и ни одного положительного? Мое мнение однозначно.

Прогноз: если ситуация фундаментально не изменится и соотношение понижательных тенденций сохранится, то нас ждет однозначное падение, но намного более жесткое, нежели мы видели. Говорить точно, опустимся ли мы к 20$ или к 30$ за баррель говорить сложно(при этом другой цели я не вижу), так как это исключительное явление на рынке. Но то, что мы опустимся к 45$ за баррель, где цены уже были в этом году, говорить можно с уверенностью.

Уточнение: если продолжится череда конфликтов, то возможно стабильное движение в боковике или небольшой рост. Но эти факторы должны постоянно обновляться. Чтобы не присутствовало информационное привыкание трейдеров. Постоянно творить конфликты почти невозможно!

 

Когда я делал презентацию данного анализа студентам на лекции, многим непонятно, кто и зачем формирует такую стрессовую ситуацию в мировой экономике. Мое мнение однозначно. Сегодня, США как экономическая единица, заинтересована в изменении экономической парадигмы более всех. Именно они получают как экономические, так и политические выгоды. Один только избыток запасов нефти в США позволяет нефтяным группам с экспортными интересами выходить с предложениями снять запрет на экспорт сырой нефти, который был принят для того, чтобы исключить возможность нехватки топлива на национальном рынке. Сенатор от штата Аляска Лайза Мурковски уже заявляла, что планирует в этом году внести предложение в конгресс, об отмене эмбарго, введенного в 1975 году. А избыток запасов позволяет создать условия для манипуляции конгрессом США. Если быть точным, то искусственно создана опасность затоваривания национального рынка, что может повредить интересам всех нефтедобытчиков в США, следовательно, нужно снизить напряжение, выбросив избыточное предложение на внешние рынки. И те же избыточные запасы исключают дефицит нефти для национального потребителя. Все это подтверждается иррациональностью рынка нефти в США с начала этого года. Запасы нефти росли, и цены тоже стабильно росли. В классическом варианте, если запасы нефти растут, то цена на фьючерс падает. А мы наблюдали совершенно противоположное. Что и заставляет задуматься. Если рассмотреть график добычи сырой нефти в США в 1960-2014 гг, то приходит понимание, что рост добычи не случаен. Именно в 2008 году было дано начало активному росту национальной добычи, локомотивом которой стала сланцевая добыча. Но этот рост имеет не только цель энергетической независимости, но и выхода на рынок поставок нефти нового игрока, который будет иметь в руках козырь: рычаг регулирования нефтепредложения, посредством увеличения или уменьшения избытка предложения на мировом рынке. Ведь США это страна с морским выходом и в Европу и в Азию. Конечно же не могу обойти политические выгоды США, когда они имея инструмент регулирования нефтяных цен в своих руках, могут таким образом влиять на политику нефтегосударств.

Для России это значительная проблема, которую никто из представителей власти не хочет ни обсуждать, ни тем более амортизировать! У меня было много бесед с чиновниками различного уровня, но чаще всего позиция, которой они придерживаются – это испуганный страус, спрятавший голову в песок. Проблема, сегодня, заключается в том, что рынок нефти уже никогда не будет таким, каким был он  раньше. И необходимость приспосабливания к новым условиям жизненно важна! И сейчас, вопрос даже не про повышение эффективности разведки и добычи нефти, а про пересмотр экономической политики России в целом. Когда основной целью будет производство товаров от самых примитивных до технологически сложных, но главное, востребованных иностранными потребителями.

ЭхоМосквы

Газета Завтра (оригинал от 21 мая 2015 года)