Метки

, , ,

Ни для кого не секрет, сегодня, в России есть чудовищная проблема с обеспечением онкобольных препаратами обезболивания. И есть еще большая проблема черствости и абсолютного безразличия власти к людям, у которых нет выхода. Вкупе обе проблемы заставляют задуматься, а в какой стране мы живем? Что за машина хладнокровной эксплуатации нас поглощает?

За последнее время проблема снабжения обезболивающими несколько раз выходила на информационную передовую, но, как я предполагаю, успешно купировалась министерством здравоохранения. Министерству же неприятно, когда указывают не просто на ошибки, а на халатность, граничащую с преступлением. Но только представьте, что проблема лежит не в экономико-организационной плоскости, а в плоскости отношений власти и граждан в безвыходной ситуации. Если говорить с научной точки зрения, то проблема в отсутствии эмоционального интеллекта у представителей власти. Что не позволяет им понимать чаяния народа. В случае же с онкобольными, это не просто непонимание потребностей, это отсутсвие сопереживания и восприятия больного, как равного себе. Для власти онкобольной это не человек и личность, это графа расходов, на которой так хочется сэкономить. Как и пенсионеры в России,  находящиеся в возрасте дожития.

Хочу отдельно отметить циничную реакцию министерства здравоохранения РФ и персонально Олега Салагай(пресс-секретарь ведомства), который заявил: «У нас существует несколько горячих линий и несколько способов обратиться в Министерство здравоохранения. Самый простой — это отправить обращение по адресу help@rosminzdrav.ru. Если это обращение касается вопроса оказания медицинской помощи, где присутствует срочная составляющая, это обращение рассмотрят в срок, не превышающий 10 дней. Все остальные обращения рассматриваются в 30-дневный срок». То есть этот человек, предлагает онкологическим больным ждать 10 дней, чтобы решить проблему страшной боли, которая есть здесь и сейчас?! Как бы вы это назвали? Для меня однозначно, это сродни преступлению, за которое пусть не сажать, но работать в здравоохранении я бы не дал такому «профессионалу»! И не нужно валить все на человеческий фактор. Кто из руководителей министерства ответит, за страшные человеческие страдания? Пресс-секретарь? А не хотел бы он сам испытать то, что испытали больные?  Я думаю, что каждый сам ответит на эти вопросы!

Но как власть может говорить, о патриотизме, социальном равенстве, гуманизме, благополучной старости и прочих радостях цивилизованного общества, когда она сама относится к гражданам, как к крепостным. Относя себя к неодворянству, власть теряет чувство реальности и перестает сопереживать как обществу, так и каждому конкретному гражданину.

Но если для власти онкобольные это обезличенные расходы, то и всё остальное общество тоже можно отнести просто к единицам, которые несут расходы и доходы. Но если общество вписывается в формулу прибыльности, тогда Россию, сегодня, можно отнести к фабрике в Китае или Бангладеш, выполняющей пошив джинсов или кроссовок. Тогда позвольте, в такой политико-экономической формуле есть одно «НО»: без власти, народ проживёт, а вот власть без народа нет! Значит, общество обязано постоянно напоминать власти, что она заменима, а народ нет! И это уже, само по себе, заставит Кремль адаптироваться не путем репрессий, а путем хоть какого-то диалога!

Чумаков Иван