Прошло уже больше года с момента начала украинского кризиса.
Существует множество мнений относительно событий происходящих и сегодня. Но мне бы хотелось вместе с вами проанализировать, какую роль этот кризис сыграл в той череде изменений, которые мы наблюдаем и сегодня. В рассуждении, мы будем руководствоваться принципом: «Кому выгодно».

Мы помним, что в ноябре 2013 года был организован майдан,
в результате чего к власти пришли прозападные силы. Обострение отношений Запада с
Россией и разделение мира на два лагеря создало условия для последующего
экономического противостояния. До присоединения Крыма, для меня, было
совершенно очевидно, что введение иностранных санкций не будет нести в себе,
каких-то катастрофических последствий для экономики России. Я об этом писал в
одном из деловых журналов. Это мнение базируется на том, что экономика РФ это
крупный потребительский рынок с низкой потребительской культурой (то есть потребительская
избирательность в покупках не высокая), который не захочет терять никто из
западных как инвесторов, так и поставщиков. Но после присоединения полуострова
и серии информационных провокаций, нашу власть подвели под идею ответных
санкций. К сожалению, большого выбора ответных мер у нас не было. Мы не можем
перестать поставлять сырье, потому что экономика рухнет. Зато, являясь огромным
потребительским рынком, мы можем, как предполагала власть, диктовать условия.
Но тут ситуация двойственная. Когда власть использовала потребительский рычаг в
санкционной борьбе, мы разогнали инфляцию, которая и без этого росла. Издержки
поставщиков росли, и им приходилось повышать цены. Что снижало привлекательность рынка, так как потребительская активность в перспективе падала. Естественно, что никто из государственного аппарата не прорабатывал план импортозамещения. О  поддержке этого процесса заговорили только в июле 2014, но момент был уже упущен. И тут цены на нефть начали активное падение. Естественно, что в таких условиях у власти был только один путь стабилизации, это ускорение девальвации рубля. При этом нужно отметить, что начало девальвации было дано еще в январе 2014 года. Ответные санкции России просто удорожили те же продукты, отсутствие гос поддержки импортозамещения лишило нас возможности производить самостоятельно необходимые продукты. А девальвация сделала наш рынок не привлекательным как для иностранных поставщиков, так и для инвесторов.

 

С точки зрения мировой экономики получился вот такой результат.
Импорт из Китая в Россию стал не выгодным, дешевая национальная валюта(рубль)
благоприятна для экспортеров, но не импортеров. Ввозить товары не выгодно.
Особенно в условиях, когда доходы потребителей не растут, а сам потребитель тратит
больше половины доходов на продукты питания. Смена власти в Киеве и конфликт на востоке Украины, исключили из транспортных цепочек порты: Одесса и Ильичевск. Через которые осуществлялись как легальные, так и контрабандные поставки товаров в  Россию. Сегодня, по моим данным, эти порты контролируются американскими группами. Этот путь доставки товаров из Китая был одним из ресурсов снижения себестоимости товаров для продажи в России. Запрет на ввоз продуктов из ЕС сразу же исключил часть поставщиков, не имеющих значительной ресурсной базы. Они тут же вышли на национальный рынок ЕС с товарным предложением. Что привело к  дефляции(снижению цен). А она для экономик, основанных на принципах постоянного экономического роста, опасна. В свою очередь, рынок ЕС, получив избыточный объем предложения товаров от национального производителя, перераспределяет структуру потребления и отказывается от части китайских поставок. И что мы наблюдаем в Китае: торможение экономического роста. Ведь Россия и ЕС снижает импортное потребление. И что в результате?! ЕС,
Китай и Россия имеют снижение экономического роста. Китай и ЕС вынуждены
переходить на путь стимулирования внутреннего потребления. Российские власти
вынуждены создавать неблагоприятные социально-экономические условия для своих граждан, чтобы сохранить устойчивость государственной системы.

В данном случае, только США имеют выгоды от нынешних процессов, поскольку только они получают политико-экономические выгоды. А вкупе с падением цен на нефть для них открываются перспективы еще большего экономического доминирования в мировой экономике. Но об этом уже в другой статье.

Чумаков Иван